Расчет страховой премии КАСКО 8-926-187-79-27 auto-insure.ru.
АВТО страхование +




Решение конституционного суда по осаго 2020


Medved01 › Блог › Конституционный суд разрешил взыскивать с виновников ДТП ущерб в полном объеме

Комментарий представителя Комитета по защите прав автовладельцев Кирилла Форманчука.
Фактически Конституционный Суд повторил свою позицию, которую высказывал неоднократно. Ранее КС указывал, что потерпевший в ДТП вправе обратиться к виновнику за возмещением вреда в объеме превышающем страховую выплату, но суды отказывали потерпевшим ссылаясь на законодательство в сфере ОСАГО и применение износа. Конституционный Суд внес ясность в этом вопросе. Теперь с виновника по ДТП можно будет взыскать ущерб превышающий страховую выплату. Ввиду того, что ответственность страховой компании по ОСАГО ограничена применением износа и Единой методики определения ущерба, суммы взыскиваемые с виновников могут превышать страховую выплату в несколько раз. Справочники цен на запчасти сформированные РСА не отражают реальные стоимость запасных частей. Вот эту разницу потерпевший сможет взыскать с виновника.

В Комитете по защите прав автовладельцев полагают, что решение Конституционного Суда подтолкнет автовладельцев не страховаться по ОСАГО, т.к. в любом случаем виновнику придется оплачивать ущерб потерпевшего из своего кармана.

Активисты Комитета по защите прав автовладельцев окаывают помощь как пострадавшим от ДТП, так и виновникам ДТП при регрессных и суброгационных исках.

Единый многоканальный телефон: 8-800-100-41-17
Сайт кзпа.рф
-------
Конституционный Суд РФ разъяснил нормы Гражданского кодекса РФ, на основании которых решается вопрос о размере страховых выплат за ремонт поврежденного в ДТП автомобиля.

Слушание дела о проверке конституционности положений статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации состоялось 14 февраля 2017 года. Поводом к рассмотрению дела послужили жалобы граждан Аринушенко Андрея Сергеевича, Бересневой Галины Семеновны, Реутова Валерия Александровича и Середы Олега Николаевича.

История вопроса
Жители Краснодарского края А.Аринушенко, Г.Береснева, В.Реутов и О.Середа являются автовладельцами. Все они попали в ДТП, получили со страховых компаний выплаты на ремонт автомобилей с учетом износа деталей и пытались в судебном порядке дополнительно взыскать с виновников аварий суммы, составляющие разницу между ущербом, рассчитанным с учетом износа и без учета износа деталей. Однако в итоге Краснодарский краевой суд, ссылаясь на оспоренные нормы ГК РФ и разъяснения Верховного Суда РФ, оставил их требования без удовлетворения. Согласно разъяснениям ВС РФ, данным в Обзоре судебной практики в 2015 году, потерпевший может требовать от причинителя вреда сумму ущерба, рассчитанную по Единой методике определения размера расходов на восстановительный ремонт, т. е. с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов.

Позиция заявителя
Заявители обращают внимание на неопределенность оспоренных норм, вследствие чего они не могут взыскать с причинителя вреда сумму возмещения убытков без учета износа деталей, и, таким образом, восстановить свои нарушенные права в полном объеме. Поэтому заявители просят признать оспоренные нормы не соответствующими Конституции РФ, ее статьям 15 (часть 1,2), 19 (часть 1), 35 (часть 1,2) и 55 (часть 2).

Позиция Суда
Закон об обязательном страховании гражданской ответственности (ОСАГО) владельцев транспортных средств является специальным нормативным правовым актом и регулирует исключительно эту сферу правоотношений.
Являясь дополнительной мерой защиты прав потерпевшего, этот закон не исключает распространение действия общих норм Гражданского кодекса РФ об обязательствах из причинения вреда на отношения между потерпевшим и лицом, причинившим вред. Поэтому при недостаточности страховой выплаты на покрытие ущерба потерпевший вправе рассчитывать на восполнение образовавшейся разницы за счет виновного лица путем предъявления к нему соответствующего требования.
В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 года № 25 судам даны были разъяснения включать в состав реального ущерба расходы на восстановление автомобиля, если для этого понадобились новые материалы. Однако впоследствии судебная практика пошла по другому пути, и размер выплаты ущерба страховщиком или причинителем вреда стал определяться только в соответствии с Единой методикой. В результате оспоренные нормы стали рассматриваться как не предполагающие возмещение вреда в полном объеме с непосредственного причинителя вреда.
Такое понимание оспоренных норм не учитывает различное предназначение мер защиты прав потерпевшего. Это приводит к несоразмерному ограничению его права на возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности, нарушению конституционных гарантий права собственности и права на судебную защиту.
Закон об ОСАГО и основанная на нем Единая методика не препятствуют включению в рамках гражданско-правового спора по ГК РФ полной стоимости ремонта и запчастей в состав подлежащих возмещению убытков потерпевшего от ДТП. Суды при этом могут уменьшать суммы ущерба, если в процессе ремонта использовались новые детали, узлы и агрегаты, которые имеют постоянный нормальный износ и подлежат регулярной замене, а также, если виновник ДТП изыщет более разумный способ исправления повреждений имущества.
Оспоренные нормы не противоречат Конституции РФ с учетом данного истолкования.
Правоприменительные решения по делам заявителей подлежат пересмотру.

Конституционный суд постановил изменить нормы о пенсиях адвокатов

С.-ПЕТЕРБУРГ, 29 янв - РИА Новости. Конституционный суд (КС) России обязал законодателя изменить нормы, регламентирующие участие адвокатов из числа военных пенсионеров в системе обязательного пенсионного страхования, следует из материалов суда.

КС в среду опубликовал на официальном сайте постановление по делу о проверке конституционности положений части четвертой статьи 7 закона РФ "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу… ", а также подпункта 2 пункта 1 статьи 6, пункта 2.2 статьи 22 и пункта 1 статьи 28 федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" и подпункта 2 пункта 1 статьи 419 Налогового кодекса РФ, а также частей 2 и 3 статьи 8, части 18 статьи 15 федерального закона "О страховых пенсиях".

Дело рассматривалось по жалобе жительницы Подмосковья Ольги Морозовой, которая является адвокатом, получающим пенсию за выслугу лет после увольнения из правоохранительных органов. Статус адвоката Морозова получила в апреле 2017 года, а в июне обратилась в налоговую службу с просьбой не ставить ее на учет в качестве плательщика страховых взносов на обязательное пенсионное страхование. Морозова мотивировала это тем, что к 60-ти годам не успеет выработать требуемый для получения страховой пенсии по старости 15-летний страховой стаж и сформировать индивидуальный пенсионный коэффициент в размере 30.

Налоговая инспекция отклонила заявление Морозовой, и суды подтвердили это решение. Согласно их выводам, если военные пенсионеры относятся к категории лиц, самостоятельно обеспечивающих себя работой, они обязаны вставать на учет в качестве страхователей и уплачивать взносы. Заявительница посчитала, что соответствующие законодательные нормы носят дискриминационный характер и обратилась в КС.

КС пояснил, что отнесение самозанятых к числу лиц, подлежащих пенсионному страхованию и обязанных платить страховые взносы, само по себе не может расцениваться как не согласующееся с требованиями конституции. При этом участие военных пенсионеров в обязательном пенсионном страховании должно осуществляться на равных условиях с другими застрахованными лицами.

Однако, как отметил КС, они начинают формировать свои пенсионные права позже других застрахованных из числа самозанятых, и по достижении пенсионного возраста могут и не приобрести права на пенсию. При этом не предусматривается возможности назначения страховой пенсии по старости на условиях неполного страхового стажа.

КС признал оспариваемые нормы не соответствующими конституции "в той мере, в какой они характеризуются неопределенностью нормативного содержания применительно к объему и условиям формирования и реализации в системе обязательного пенсионного страхования пенсионных прав адвокатов из числа военных пенсионеров, надлежащим образом исполняющих обязанности страхователя по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование", отмечается в постановлении суда.

Законодателю предписано устранить неопределенность оспоренных норм "незамедлительно", указывается в постановлении КС РФ.

Конституционный Суд РФ разрешил коллизию норм законодательства о соцстраховании

ДОКЛАД НА КОНФЕРЕНЦИИ «НАЛОГОВОЕ ПРАВО В РЕШЕНИЯХ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Александр Дмитриевич Шелкунов, руководитель направления по правовому сопровождению налогообложения ПАО «Газпром нефть»

Любовь Николаевна Старженецкая, юрист, канд. юрид. наук

Дмитрий Евгеньевич Анищенко, юрист

Авторы – представители налогоплательщика в КС РФ.

 

В 2016 г. проводилась административная реформа по передаче полномочий администраторов страховых взносов от органов внебюджетных фондов налоговым органам. Целью изменений было провозглашено совершенствование порядка исчисления и уплаты страховых взносов, укрепление платежной дисциплины при осуществлении расчетов с внебюджетными фондами1.

В рамках реализации реформы был принят Федеральный закон от 03.07.2016 № 250-ФЗ (далее – Закон № 250-ФЗ), специальные положения которого регулируют вопросы администрирования страховых взносов в переходный период. Также приняты федеральные законы от 03.07.2016:

- № 243-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с передачей налоговым органам полномочий по администрированию страховых взносов на обязательное пенсионное, социальное и медицинское страхование»;

- № 250-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона „О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с передачей налоговым органам полномочий по администрированию страховых взносов на обязательное пенсионное, социальное и медицинское страхование“».

Закон № 25-ФЗ устанавливает правила контроля за уплатой страховых взносов за периоды до 2017 г., а также определяет порядок восстановления имущественных прав страхователей в отношении взносов, уплаченных за эти периоды.

В частности, ст. 21 Закона №250-ФЗ предусмотрено, что решение о возврате сумм излишне уплаченных (взысканных) страховых взносов, пеней и штрафов за отчетные (расчетные) периоды, истекшие до 1 января 2017 г., принимается соответствующими органами Пенсионного фонда РФ, Фонда социального страхования РФ в течение десяти рабочих дней со дня получения письменного заявления страхователя о возврате.

Толкуя эту норму, правоприменитель неоднократно указывал, что страхователи имеют право только на возврат переплаты по страховым взносам за периоды до 2017 г., но не на зачет2. В целом такой подход не нарушал интересов страхователей и позволял им в полном объеме восстановить собственные имущественные права. Однако органы ПФР, рассматривающие заявления страхователей о возврате переплаты, продемонстрировали собственный, отличный от официального, подход к толкованию.

Действовавший до 2017 г. Федеральный закон от 24.07.2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» (далее – Закон № 212-ФЗ) регулировал все вопросы исчисления и уплаты страховых взносов, а также правила администрирования и контроля.

Пунктом 22 ст. 26 этого Закона было установлено специальное ограничение, касающееся порядка восстановления имущественных прав: страхователи не могли вернуть излишне уплаченные страховые взносы, которые были учтены на лицевых счетах застрахованных лиц. В отношении таких случаев переплаты допускался лишь зачет. Аналогичные положения в дальнейшем были закреплены и в п. 6.1 ст. 78 НК РФ.

В силу п. 5 ст. 18 Закона № 250-ФЗ с 1 января 2017 г. Закон № 212-ФЗ был признан утратившим силу, в том числе в части порядка возврата переплаты по взносам, включая существующие ограничения. Между тем органы ПФР посчитали эти ограничения подлежащими применению и после 1 января 2017 г. одновременно с «переходными» нормами Закона № 250-ФЗ.

Вслед за фондами такую позицию стали поддерживать арбитражные суды. В результате страхователи оказались «зажаты» между двумя нормами. С одной стороны, действующий Закон № 250-ФЗ допускает только возврат (но не зачет) переплаты по взносам за периоды до 2017 г. С другой стороны, нормы Закона № 212-ФЗ и п. 6.1 ст. 78 НК РФ запрещали возврат страховых взносов, разнесенных по лицевым счетам застрахованных лиц. На практике это приводило к тому, что суды соглашались вернуть страхователям лишь взносы на ОМС, а также часть взносов, уплачиваемых по специальным (дополнительным) тарифам, – в целом это менее трети от общей суммы переплаты3.

С этой проблемой столкнулось и ООО «Газпромнефть-Развитие» (далее – «ГПН-Развитие»). Обратившись в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга с заявлением о возврате переплаты по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование (далее соответственно – страховые взносы и ОПС) за 2014 г., страхователь получил отказ суда, основанный на ст. 26 Закона № 212-ФЗ. Не согласившись с таким решением, «ГПН-Развитие» последовательно обжаловало судебные акты всех инстанций. Дело дошло до ВС РФ.

Позиция Верховного Суда РФ

В ходе рассмотрения жалобы «ГПН-Развитие» ВС РФ увидел неустранимую коллизию старых и новых норм законодательства о социальном страховании, в связи с чем было принято решение об обращении в КС РФ.

В запросе отмечалось, что законодательство не исключает возможности ограничения права плательщика страховых взносов на возврат излишне уплаченных им сумм в тех случаях, когда с точки зрения законодателя такое ограничение необходимо в целях защиты социальных прав застрахованных лиц. Однако ограничение права не может быть произвольным и не должно приводить к лишению плательщика его имущества в отсутствие к тому конституционно оправданных оснований.

При этом в запросе указывалось, что законодательство об ОПС не содержит положений, которые позволяли бы застрахованным лицам безусловно рассчитывать на назначение пенсий за счет чужого имущества. Такого рода разумные ожидания могут появиться у застрахованных лиц только после истечения установленного законом срока обращения страхователя за возвратом допущенной переплаты и (или) после назначения им пенсии в соответствующем размере с учетом уплаченных за них страховых платежей.

В связи с этим Верховный суд просил Конституционный суд проверить конституционность законодательно установленных ограничений на возврат переплаты по страховым взносам с учетом гарантированного Конституцией РФ права на пенсионное обеспечение граждан.

КС РФ согласился с относительной необходимостью разрешения описанной выше коллизии в особом порядке и назначил дело на рассмотрение в открытом заседании, с привлечением в том числе представителей ПФР, ФНС России, а также «ГПН-Развитие».

Позиция страхователя

1. Подход правоприменителя к толкованию оспариваемых норм противоречит принципу правовой определенности. В соответствии с п. 5 ст. 18, ст. 24 Закона № 250-ФЗ с 1 января 2017 г. признается утратившим силу Закон № 212-ФЗ. Из этого прямо следует, что к правоотношениям, возникшим после указанной даты, применяются нормы Закона № 250-ФЗ и НК РФ.

Руководствуясь названными нормами, а также общеправовыми принципами приоритета вновь введенной нормы над предшествующей и специальной нормы над общей, страхователи вправе обоснованно исходить из тех обстоятельств, что к заявлениям о возврате переплаты по страховым взносам за периоды до 2017 г., поданным после 1 января 2017 г., применяются исключительно правила ст. 21 Закона № 250-ФЗ, позволяющие вернуть излишне уплаченные страховые взносы в полном объеме вне зависимости от того, были ли они разнесены по лицевым счетам застрахованных лиц.

2. Подход правоприменителя к толкованию оспариваемых норм нарушает принцип равенства. В соответствии с п. 2 ст. 19 Конституции РФ государство гарантирует равенство прав и свобод. КС РФ, интерпретируя принцип равенства в сфере налоговых правоотношений, неоднократно указывал, что налоги не могут «вводить необоснованные и несправедливые различия в рамках одной и той же категории налогоплательщиков»4.

Следует учитывать, что нормы ст. 26 Закона № 212-ФЗ, действовавшего до 1 января 2017 г., и ст. 78 НК РФ в случае отказа в возврате сумм переплаты уплаченных взносов прямо предусматривают право страхователей на зачет сумм переплаты в счет будущих платежей, а нормы «переходного» Закона № 250-ФЗ не содержат аналогичного положения компенсаторного действия и закрепляют лишь возможность возврата. В связи с этим возникает ситуация необоснованного неравенства плательщиков взносов в зависимости от того, обратились они за распоряжением переплатой до вступления в силу Закона № 250-ФЗ или после.

3. Подход правоприменителя к толкованию оспариваемых норм устанавливает необоснованные ограничения прав страхователей. Толкование положений законодательства о соцстраховании, не позволяющее страхователям ни вернуть, ни зачесть переплату, не соответствует провозглашаемым КС РФ принципам ограничения конституционных прав, которые должны быть разумными, обоснованными, соразмерными и не должны иметь произвольного характера5.

В рассматриваемом случае единственной причиной ситуации, когда невозможно ни зачесть, ни вернуть переплату по страховым взносам, стала административная реформа по передаче полномочий от внебюджетных фондов налоговым органам. При этом, как неоднократно указывал КС РФ, цели одной только рациональной организации деятельности органов власти не могут служить основанием для ограничения прав и свобод человека и гражданина6, а сам факт изменения порядка правового регулирования конкретных общественных отношений (в том числе изменение уполномоченного органа) – основанием для ограничения прав и законных интересов граждан7.

В связи с указанными обстоятельствами, по мнению «ГПН-Развитие», положения ст. 26 Закона № 212-ФЗ, ст. 78 НК РФ и ст. 20, 21 Закона № 250-ФЗ в их системном толковании, не позволяющем страхователям ни зачесть, ни вернуть излишне уплаченные страховые взносы за периоды до 2017 г., противоречат положениям ст. 1, 19, 35, 55 Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ ставит точку

По результатам рассмотрения обращения ВС РФ Конституционный Суд РФ вынес Постановление от 31.10.2019 № 32-П, в котором пришел к следующим выводам.

1. Страховые взносы на ОПС служат основой для формирования финансовой базы, предназначенной для осуществления ПФР гарантируемой государством выплаты застрахованным лицам обязательного страхового обеспечения при наступлении соответствующих страховых случаев. Это предполагает необходимость соблюдения баланса прав и законных интересов всех участников правоотношений при установлении правового регулирования в данной сфере.

2. Согласно положениям законодательства о социальном страховании тариф (ставка) взносов на ОПС состоит из двух частей: индивидуальной и солидарной. При разрешении вопроса о возврате переплаты правоприменителю следует учитывать, что не вся сумма уплаченных взносов отражается на лицевых счетах застрахованных лиц, а лишь та ее часть, которая начисляется по индивидуальной части тарифа и участвует в формировании будущих пенсионных прав застрахованных лиц.

3. До наступления у застрахованного лица страхового случая отсутствуют препятствия для возврата излишне уплаченных сумм страховых взносов безотносительно к тому, были ли они начислены по индивидуальной или солидарной части тарифа. Поскольку на индивидуальном лицевом счете застрахованного лица уплаченная по солидарной части тарифа сумма взносов не отражается, корректировка ее размера не может приводить к нарушению прав и законных интересов застрахованных лиц и после наступления страхового случая.

4. Ограничение на возврат страхователю излишне уплаченных страховых взносов на ОПС, сведения о которых учтены ПФР на индивидуальных лицевых счетах застрахованных лиц, применяемое без учета того, наступил ли в отношении застрахованного лица страховой случай, а также безотносительно структуры тарифа страховых взносов (его солидарной и индивидуальной частей), влечет нарушение конституционных принципов защиты права частной собственности, равенства и соразмерности публичных платежей, поддержания доверия граждан к закону и действиям государства применительно к сфере публичных финансов.

В итоге ст. 18, 20, 21 Закона № 250-ФЗ, ст. 26 Закона № 212-ФЗ, ст. 78 НК РФ признаны не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой эти положения в их взаимосвязи ограничивают право страхователя на возврат сумм излишне уплаченных страховых взносов лишь в силу самого факта учета сведений о таких взносах на индивидуальных лицевых счетах, без учета структуры тарифа и того обстоятельства, наступил ли у конкретного застрахованного лица страховой случай с установлением страхового обеспечения по ОПС.

Практические выводы

Постановление КС РФ по делу «ГПН-Развития» дает основание для выводов, которые могут быть полезны страхователям, оказавшимся в аналогичной ситуации.

1. Ограничение на возврат переплаты по страховым взносам, связанное с отражением их сумм на лицевых счетах застрахованных лиц, применимы только к взносам на ОПС, уплачиваемым по основному тарифу. Излишне уплаченные взносы на ОМС, а также взносы на ОПС, уплачиваемые по дополнительному тарифу (ст. 58.3 Закона № 212-ФЗ, ст. 428 НК РФ), могут быть возвращены в полном объеме с учетом установленного законом трехлетнего срока.

2. Переплата по страховым взносам на ОПС, уплаченным за застрахованных лиц, в отношении которых еще не наступил страховой случай и которые еще не обратились в органы ПФР за назначением пенсии, могут быть возвращены в полном объеме, без каких-либо ограничений.

3. Ограничение на возврат переплаты по страховым взносам на ОПС, уплаченным в отношении застрахованных лиц, обратившихся за назначением пенсии, касается только той части взносов, которая была уплачена по индивидуальной части тарифа. В части, приходящейся на солидарную часть тарифа, переплата может быть возвращена полностью, без каких-либо ограничений.

 

1 Пояснительная записка к проекту Федерального закона № 1040799-6.

2 Письма ФНС России от 25.09.2017 № ГД-4-11/[email protected], от 26.10.2017 № ГД-4-11/[email protected]; Минфина России от 24.05.2017 № 03-15-06/31934.

3 Судебные акты по делам № А56-73893/2017 и А50-23392/17.

4 Постановление КС РФ от 22.06.2009 № 10-П; Определение КС РФ от 17.07.2014 № 1579-О.

5 Постановления КС РФ от 24.02.2004 № 3-П, от 03.02.2010 № 3-П, от 13.12.2001 № 16-П; Определение КС РФ от 30.09.2004 № 316-О.

6 Постановления КС РФ от 15.02.2019 № 10-П, от 11.02.2019 № 9-П, от 03.07.2018 № 28-П.

7 Постановление КС РФ от 03.07.2019 № 26-П.

На основании какого решения ВС РФ можно взыскать с виновника ДТП износ по ОСАГО? - Адвокат в Самаре и Москве

Добрый день. На основании какого решения ВС РФ можно взыскать с виновника ДТП износ по ОСАГО?

Адвокат Антонов А.П.

Добрый день!

Согласно п.4.2 Постановления Конституционного Суда РФ от 10 марта 2017 г. № 6-П “По делу о проверке конституционности статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.С. Аринушенко, Г.С. Бересневой и других”, давая в Постановлении от 31 мая 2005 года № 6-П оценку Федеральному закону «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в целом исходя из его взаимосвязи с положениями главы 59 ГК Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации пришел к следующим выводам: требование потерпевшего (выгодоприобретателя) к страховщику о выплате страхового возмещения (об осуществлении страховой выплаты) в рамках договора обязательного страхования является самостоятельным и отличается от требований, вытекающих из обязательств вследствие причинения вреда; выплату страхового возмещения обязан осуществить непосредственно страховщик, причем наступление страхового случая, влекущее такую обязанность, само по себе не освобождает страхователя от гражданско-правовой ответственности перед потерпевшим за причинение ему вреда; различия в юридической природе и целевом назначении вытекающей из договора обязательного страхования обязанности страховщика по выплате страхового возмещения и деликтного обязательства обусловливают и различия в механизмах возмещения вреда в рамках соответствующих правоотношений; смешение различных обязательств и их элементов, одним их которых является порядок реализации потерпевшим своего права, приводит к подмене одного гражданско-правового института другим и может повлечь неблагоприятные последствия для стороны, в интересах которой он устанавливался, в данном случае — потерпевшего (выгодоприобретателя), и тем самым ущемление его конституционных прав и свобод.
Приведенные правовые позиции, из которых следует, что институт обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, введенный в действующее законодательство с целью повышения уровня защиты прав потерпевших при причинении им вреда при использовании транспортных средств иными лицами, не может подменять собой институт деликтных обязательств, регламентируемый главой 59 ГК Российской Федерации, и не может приводить к снижению размера возмещения вреда, на которое вправе рассчитывать потерпевший на основании общих положений гражданского законодательства, получили свое развитие в последующих решениях Конституционного Суда Российской Федерации.
В частности, как следует из определений Конституционного Суда Российской Федерации от 21 июня 2011 года № 855-О-О, от 22 декабря 2015 года № 2977-О, № 2978-О и № 2979-О, положения Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», определяющие размер расходов на запасные части с учетом износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов), подлежащих замене при восстановительном ремонте, а также предписывающие осуществление независимой технической экспертизы и судебной экспертизы транспортного средства с использованием единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, не препятствуют возмещению вреда непосредственным его причинителем в соответствии с законодательством Российской Федерации, если размер понесенного потерпевшим фактического ущерба превышает размер выплаченного ему страховщиком страхового возмещения. С этим выводом согласуется и положение пункта 23 статьи 12 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», согласно которому с лица, причинившего вред, может быть взыскана сумма в размере части требования, оставшейся неудовлетворенной в соответствии с данным Федеральным законом.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Остались вопросы к адвокату?
Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Опрос: разъяснения КС РФ по ОСАГО - неопределенность и порядок

Конституционный суд Российской Федерации на прошлой неделе разъяснил порядок покрытия ущерба в ОСАГО при недостаточности страховой выплаты. В частности, при недостаточности страховой выплаты на покрытие ущерба потерпевший вправе рассчитывать на восполнение образовавшейся разницы за счет виновного лица путем предъявления к нему соответствующего требования.

В своем постановлении суд также признал соответствующими Конституции нормы о порядке расчета страховых выплат за ремонт пострадавшего в дорожно-транспортном происшествии автомобиля.

По словам президента РСА Игоря Юргенса, суд признал конституционность ОСАГО в целом, однако разъяснения на тему возмещения средств при их недостаточности через суд с виновника нарушают "баланс интересов и баланс вины и наказания". Как это будет реализовано, покажет правоприменительная практика.

Заместитель председателя Банка России Владимир Чистюхин также заявил, что разъяснения суда лишний раз подчеркнули действующую норму о том, что автовладелец может расширить в добровольном порядке лимит покрытия по ОСАГО.

Портал Коринс.ру попросил страховые компании прокомментировать решение и разъяснения суда.

Заместитель начальника Управления методологии обязательных и массовых страховых продуктов СПАО «РЕСО-Гарантия» Марина Щукина:

- Разъяснение полностью соответствует нормам Гражданского Кодекса РФ. Именно так осуществлялось возмещение причиненного ущерба до появления разъяснений Верховного суда.

Обязательное страхование гражданской ответственности позволяет возместить часть причиненного вреда (в пределах установленных законом лимитов (страховой суммы) и иных ограничений). Полис добровольного страхования и сейчас позволяет возместить ущерб сверх этих лимитов. Кроме того, договором добровольного страхования может быть предусмотрено возмещение ущерба без учета износа деталей, заменяемых в процессе ремонта, а также возмещение иных расходов, которые могут возникнуть у потерпевшего.

Обязательное и добровольное страхование гражданской ответственности автовладельцев дополняют друг друга.

Начальник судебно-претензионного отдела Правового управления СПАО «РЕСО-Гарантия» Сергей Дуковский:

- Право на обращение к виновному в причинении вреда в случае, если сумма ущерба превышает страховую сумму по договору ОСАГО, существовало всегда. Сомнительное, на мой взгляд, толкование, содержащееся в Обзоре судебной практики ВС РФ № 4 от 23 декабря 2015 года (стр. 83-85), внесло сумятицу в правоприменительную практику, т.к. ВС РФ ограничил размер ущерба, подлежащего возмещению с виновника.

Конституционный суд расставил все по своим местам, указав, что договор обязательного страхования является дополнительной мерой защиты прав потерпевшего, ответственность по нему ограничена и в случае недостаточности размера страхового возмещения потерпевший, в силу положений ГК РФ, вправе требовать полного возмещения вреда.

Однако Конституционный суд предусмотрел возможность суда «….уменьшать суммы ущерба, если в процессе ремонта использовались новые детали, узлы и агрегаты, которые имеют постоянный нормальный износ и подлежат регулярной замене…». На мой взгляд, такой вывод позволит судам, как и прежде, применять норму износа при заявлении требований потерпевшего к виновнику, даже в случае фактически понесенных затрат, но при этом суды должны будут применять износ только к определенной части замененных новых деталей, а сам износ будет определяться путем проведения судебной экспертизы.

Начальник Управления сопровождения бизнес-процессов урегулирования убытков страховой компании «Согласие» Игорь Потапов:

- Ничего нового для страховщиков это постановление не несет. Для потерпевшего КС указал право требовать с причинителя вреда полного возмещения, однако при этом указал на обязанность («суд должен проверять») суда проверять ходатайство причинителя вреда о возможности снижения взыскания.


Управляющий директор юридического департамента Ренессанс страхование Павел Лавренков: 

- Позиция Конституционного суда РФ ломает сложившуюся судебную практику и вносит правовую неопределенность в сложившиеся отношения по возмещению ущерба от ДТП. Если ранее водитель, застраховавший ОСАГО, при незначительном повреждении чужого автомобиля мог не переживать за то, что причиненный им ущерб будет покрыт страховой компанией, то теперь любое повреждение чужого автомобиля, где требуется замена запасных частей, влечет дополнительную ответственность виновника ДТП. Получается, что виновники ДТП должны доплачивать потерпевшим износ практически в каждом втором ДТП. Подобное толкование расширяет поле деятельности для автоюристов, что повлечет ревизию ДТП за последние три года и серьезно увеличит нагрузку на судебную систему. Но теперь это будут иски не к страховщикам, а судебные споры между участниками ДТП в части компенсации износа, не покрываемого ОСАГО.

Частично возникающую проблему должны решить давно обсуждаемые поправки в Федеральный закон об ОСАГО о приоритете натуральной формы возмещения ущерба, которые в последней редакции предполагают организацию и оплату страховщиком ремонта автомобиля без вычета износа. Но если эти поправки и будут приняты в ближайшее время, скорее всего, вступят в силу только по новым договорам ОСАГО.

Генеральный директор СГ «Спасские ворота» Евгений Потапов:

- Следует уточнить, что и до данного Постановления Конституционного суда потерпевший был вправе рассчитывать на восполнение разницы между страховой выплатой и размером ущерба за счет виновника ДТП, и немало автовладельцев пользовались этим правом. Однако при этом в любом случае размер ущерба рассчитывался и взыскивался с учетом износа деталей, узлов и агрегатов.

Конституционный суд 10 марта разъяснил, что с виновного лица размер ущерба может взыскиваться в полном объеме, то есть без учета износа. Это разъяснение можно оценить положительно, учитывая, что основной задачей возмещения вреда, причиненного в результате ДТП, является наиболее полная защита интересов потерпевшего.

Использование ДОСАГО являлось бы самой разумной мерой, однако покупателю полиса нужно обращать внимание на то, что приобретаемый полис ДОСАГО должен предусматривать выплату возмещения на условиях "без износа", тогда как в настоящее время, как правило, полисы ДОСАГО, как и полисы ОСАГО, содержат условие о возмещении с учетом износа.

На мой взгляд, едва ли можно ожидать статистически значимого роста продаж полисов добровольного страхования автогражданской ответственности. В последнее время наблюдается тенденция к снижению количества застрахованных по ОСАГО, и в такой ситуации ДСАГО не станет каким-либо драйвером роста.

В постановлении КС содержится оговорка о том, что суды все-таки смогут уменьшать суммы ущерба, "если в процессе ремонта использовались новые детали, узлы и агрегаты, которые имеют постоянный нормальный износ и подлежат регулярной замене, а также если виновник ДТП изыщет более разумный способ исправления повреждения имущества". На мой взгляд, для достижения справедливого равновесия интересов потерпевшего и виновника важно, чтобы суды разумно и с учетом обстоятельств конкретных дел применяли эту оговорку. При этом условии может сложиться справедливая правоприменительная практика, которая в какой-то степени может способствовать замедлению темпов утраты доверия автовладельцев к ОСАГО.

Руководитель дирекции развития страхования СК «МАКС» Сергей Печников: 


- Решение полностью правильное. Закон об ОСАГО сейчас напрямую предусматривает, что страховщик при выплате возмещения удерживает износ. По иному платить страховщики не могут, поскольку это не будет нарушением закона, что может повлечь санкции (включая доначисление налогов), а также с учетом того, что действующие тарифы рассчитаны ЦБ при условии выплаты за вычетом износа. При выплате без износа – страховщик будет терпеть дополнительные убытки.

При правильной аргументации данное решение можно использовать для продаж ДОСАГО, но переоценивать эту возможность не нужно. При этом в основном подобный судебный акт может быть применен в судебной практике. 

Необходимо понимать, что рассматриваемый материал для рядового потребителя довольно сложен. В судах оперируют в основном автоюристы, которые в большинстве случаев выкупили убытки. Поэтому на массовость применения подобной практики со стороны рядового потребителя мы смотрим скептически.

Определение КС РФ от 30.01.2020 N 10-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 января 2020 г. N 10-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

ЖИТНЕГО ОЛЕГА СЕРГЕЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ

ПРАВ СТАТЬЕЙ 346.15 И ПОДПУНКТОМ 3 ПУНКТА 9 СТАТЬИ 430

НАЛОГОВОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина О.С. Житнего к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданин О.С. Житний оспаривает конституционность статьи 346.15 "Порядок определения доходов" и подпункта 3 пункта 9 статьи 430 "Размер страховых взносов, уплачиваемых плательщиками, не производящими выплат и иных вознаграждений физическим лицам" Налогового кодекса Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, О.С. Житнему, являвшемуся индивидуальным предпринимателем, отказано в удовлетворении административного искового заявления о признании незаконным решения налогового органа об отказе в возврате суммы излишне уплаченных, по мнению заявителя, страховых взносов. При этом суды пришли к выводу о том, что доход плательщика, применяющего упрощенную систему налогообложения, не подлежит уменьшению на величину фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода для целей исчисления и уплаты страховых взносов.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения противоречат статьям 8, 34 (часть 1) и 35 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку при определении дохода для целей исчисления и уплаты страховых взносов не позволяют плательщикам страховых взносов - индивидуальным предпринимателям, применяющим упрощенную систему налогообложения (с объектом налогообложения "доходы, уменьшенные на величину расходов"), учитывать расходы, связанные с извлечением такого дохода.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

В Постановлении от 30 ноября 2016 года N 27-П Конституционный Суд Российской Федерации признал взаимосвязанные положения пункта 1 части 8 статьи 14 Федерального закона от 24 июля 2009 года N 212-ФЗ "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" и статьи 227 Налогового кодекса Российской Федерации в той мере, в какой на их основании решается вопрос о размере дохода, учитываемого для определения размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, подлежащих уплате индивидуальным предпринимателем, уплачивающим налог на доходы физических лиц и не производящим выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они предполагают, что для данной цели доход индивидуального предпринимателя, уплачивающего налог на доходы физических лиц и не производящего выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, подлежит уменьшению на величину фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода, в соответствии с установленными Налоговым кодексом Российской Федерации правилами учета таких расходов для целей исчисления и уплаты налога на доходы физических лиц.

Налогоплательщики, применяющие упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения "доходы, уменьшенные на величину расходов", в целях определения налоговой базы учитывают как доходы, так и расходы, принимаемые в соответствии с критериями и в порядке, которые установлены главой 25 "Налог на прибыль организаций" Налогового кодекса Российской Федерации, с учетом ряда особенностей (статьи 346.15 - 346.18 этого же Кодекса). То есть доходы и расходы учитываются данной категорией налогоплательщиков в порядке, аналогичном порядку, предусмотренному для индивидуальных предпринимателей, уплачивающих налог на доходы физических лиц (статья 221 Налогового кодекса Российской Федерации).

Таким образом, действующее законодательное регулирование уплаты страховых взносов, подлежащее применению в том числе с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в Постановлении от 30 ноября 2016 года N 27-П, не содержит неопределенности и предполагает определение объекта обложения страховыми взносами исходя из доходов, полученных плательщиком страховых взносов, с применением правил определения налогооблагаемого дохода, предусмотренных для соответствующей системы налогообложения (пункт 3 статьи 420 и пункт 9 статьи 430 Налогового кодекса Российской Федерации). Данная позиция находит свое отражение в сложившейся судебной практике, в соответствии с которой при определении размера дохода для расчета размера страховых взносов, подлежащих уплате индивидуальным предпринимателем, применяющим упрощенную систему налогообложения, с объектом налогообложения в виде дохода, уменьшенного на величину расходов, необходимо учитывать величину фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, связанных с извлечением дохода (пункт 27 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2017), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 12 июля 2017 года).

Проверка же обоснованности правоприменительных решений, в том числе в части установления объекта обложения страховыми взносами для конкретного плательщика, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Житнего Олега Сергеевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

 

------------------------------------------------------------------

Определение КС РФ от 11.02.2020 N 264-О-Р

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 февраля 2020 г. N 264-О-Р

ПО ХОДАТАЙСТВУ

УПОЛНОМОЧЕННОГО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О РАЗЪЯСНЕНИИ ПОСТАНОВЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 10 ФЕВРАЛЯ 2017 ГОДА N 2-П

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи С.Д. Князева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение ходатайства Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации,

установил:

1. Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 10 февраля 2017 года N 2-П по делу о проверке конституционности положений статьи 212.1 УК Российской Федерации признал содержащиеся в данной статье положения не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку они по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования:

позволяют подвергать уголовному преследованию за нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования лицо, ранее не менее трех раз в течение ста восьмидесяти дней привлекавшееся к административной ответственности за административные правонарушения, предусмотренные статьей 20.2 КоАП Российской Федерации, если это лицо в пределах срока, в течение которого оно считается подвергнутым административному наказанию за указанные административные правонарушения, вновь нарушило установленный порядок организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования;

предполагают, что привлечение лица к уголовной ответственности за преступление, предусмотренное данной статьей, возможно только в случае, если нарушение им установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования повлекло за собой причинение или реальную угрозу причинения вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности или иным конституционно охраняемым ценностям;

исключают возможность привлечения к уголовной ответственности за нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования лица, в отношении которого на момент совершения инкриминируемого ему деяния отсутствовали вступившие в законную силу судебные акты о привлечении не менее трех раз в течение ста восьмидесяти дней к административной ответственности за административные правонарушения, предусмотренные статьей 20.2 КоАП Российской Федерации;

допускают привлечение лица к уголовной ответственности за нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования на основании данной статьи только в случае, если совершенное им деяние носило умышленный характер;

означают, что фактические обстоятельства, установленные вступившими в законную силу судебными актами по делам об административных правонарушениях, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности лица, в отношении которого они были вынесены, в совершении предусмотренного данной статьей преступления, которая должна устанавливаться судом в предусмотренных уголовно-процессуальным законом процедурах на основе всей совокупности доказательств, включая не исследованные при рассмотрении дел о совершенных этим лицом административных правонарушениях;

подразумевают возможность назначения лицу наказания в виде лишения свободы лишь при том условии, что нарушение им установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования повлекло за собой утрату публичным мероприятием мирного характера (если соответствующее нарушение не подпадает под признаки преступления, предусмотренного статьей 212 "Массовые беспорядки" УК Российской Федерации) или причинение либо реальную угрозу причинения существенного вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности или иным конституционно охраняемым ценностям, притом что без назначения данного вида наказания невозможно обеспечить достижение целей уголовной ответственности за преступление, предусмотренное данной статьей.

Одновременно Конституционный Суд Российской Федерации обратил внимание федерального законодателя на то, что он правомочен - исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в названном Постановлении, - внести в статью 212.1 УК Российской Федерации изменения, направленные на уточнение нормативных оснований привлечения к уголовной ответственности за предусмотренное данной статьей преступление и мер наказания за его совершение.

Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации в своем ходатайстве, поданном в связи с обращением к нему гражданина К.А. Котова за содействием в отмене приговора Тверского районного суда города Москвы от 5 сентября 2019 года (оставлен без изменения апелляционным постановлением Московского городского суда от 14 октября 2019 года), которым он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 212.1 УК Российской Федерации, просит Конституционный Суд Российской Федерации разъяснить некоторые положения Постановления от 10 февраля 2017 года N 2-П, ответив на следующие вопросы:

образует ли состав преступления, предусмотренного статьей 212.1 УК Российской Федерации, нарушение лицом установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования в случае, если указанное лицо ранее не менее трех раз в течение ста восьмидесяти дней привлекалось к административной ответственности за аналогичные нарушения, все или одно из которых не повлекло за собой причинение или реальную угрозу причинения вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности или иным конституционно охраняемым ценностям, и обязаны ли суды при применении статьи 212.1 УК Российской Федерации подтверждать наличие таких последствий административных правонарушений, ранее совершенных привлекаемым к уголовной ответственности лицом;

является ли - в том числе с учетом того, что федеральный законодатель до настоящего времени не использовал дискреционные возможности внесения изменений в статью 212.1 УК Российской Федерации, - применение Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2017 года N 2-П обязательным на любой стадии административного и уголовного судопроизводства применительно к разрешаемому делу;

подлежит ли прекращению уголовное дело, возбужденное по статье 212.1 УК Российской Федерации, в случае истечения срока, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию за совершение какого-либо из трех ранее совершенных им административных правонарушений, предусмотренных статьей 20.2 КоАП Российской Федерации;

допускается ли повторное исследование (проверка) в уголовном деле (по инициативе сторон) виновности лица в совершении административных правонарушений, предусмотренных статьей 20.2 КоАП Российской Федерации, а также их характера, несмотря на то, что они подтверждены вступившими в законную силу и не опровергнутыми в порядке главы 30 данного Кодекса судебными актами.

2. По смыслу статьи 83 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", официальное разъяснение Конституционным Судом Российской Федерации вынесенного им решения дается лишь по тем требующим дополнительного истолкования вопросам, которые были предметом рассмотрения в заседании Конституционного Суда Российской Федерации и нашли свое отражение в этом решении; ходатайство о даче разъяснения не подлежит удовлетворению, если поставленные в нем вопросы не требуют какого-либо дополнительного истолкования принятого решения по существу либо предполагают необходимость формулирования новых правовых позиций, не нашедших в нем отражения, а равно если они связаны с несогласием заявителя с толкованием решения Конституционного Суда Российской Федерации правоприменительными органами, включая судебные, при разрешении конкретного дела.

2.1. В пункте 5 мотивировочной части Постановления от 10 февраля 2017 года N 2-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования лицом, ранее не менее трех раз в течение ста восьмидесяти дней привлекавшимся к административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных статьей 20.2 КоАП Российской Федерации, само по себе не является достаточным основанием для привлечения к уголовной ответственности, которая может наступать только в случае, когда оно повлекло за собой причинение вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, иным конституционно охраняемым ценностям или содержало реальную угрозу причинения такового. Иное означало бы возможность применения уголовной ответственности за деяния (действия, бездействие), которые не представляют общественной опасности, требующей их криминализации, и тем самым противоречило бы статьям 17 (части 1 и 3), 19 (части 1 и 2), 31 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Из приведенной правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации следует, что причинение или реальная угроза причинения вреда конституционно охраняемым ценностям выступает в качестве обязательного признака объективной стороны состава преступления, предусмотренного статьей 212.1 УК Российской Федерации, т.е. непосредственно уголовно-наказуемого нарушения установленных правил организации либо проведения публичного мероприятия, за которое нарушитель ранее не подвергался административному наказанию.

Соответственно, причинение или реальная угроза причинения вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, иным конституционно охраняемым ценностям является обязательным признаком противоправного деяния, ответственность за которое предусмотрена статьей 212.1 УК Российской Федерации, а потому при осуществлении уголовного судопроизводства суды должны исследовать вопрос о причинении такого вреда или реальной угрозе его причинения именно в отношении указанного деяния, а не административных правонарушений, за которые лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, ранее в течение ста восьмидесяти дней, предшествовавших уголовно-наказуемому нарушению установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия, привлекалось к административной ответственности по статье 20.2 КоАП Российской Федерации.

2.2. Согласно пункту 2 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2017 года N 2-П конституционно-правовой смысл положений статьи 212.1 УК Российской Федерации, выявленный в данном Постановлении, является обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

Это, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 27 января 2020 года N 7-О, означает, что применение статьи 212.1 УК Российской Федерации всеми органами публичной власти, в том числе судами, должно - тем более что до настоящего времени федеральный законодатель не внес в нее каких-либо изменений - осуществляться только в соответствии с выявленным в Постановлении от 10 февраля 2017 года N 2-П конституционно-правовым смыслом, предполагающим безусловный учет правовых позиций, сформулированных Конституционным Судом Российской Федерации в названном Постановлении.

Следовательно, соблюдение правовых позиций, изложенных в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2017 года N 2-П, с момента его вступления в силу является при применении статьи 212.1 УК Российской Федерации обязательным для всех правоприменителей на любой стадии уголовного судопроизводства в отношении любого уголовного дела, связанного с привлечением к уголовной ответственности за предусмотренное данной уголовно-правовой нормой нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, чем исключаются какие-либо способы (возможности) ее реализации в истолковании, расходящемся с конституционно-правовым смыслом, выявленным в названном Постановлении.

Иная правоприменительная интерпретация, допускающая возможность применения статьи 212.1 УК Российской Федерации без учета ее конституционно-правового смысла, выявленного в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2017 года N 2-П, вела бы к отрицанию того, что решения Конституционного Суда Российской Федерации являются обязательными, окончательными, непосредственно действующими и не требующими подтверждения другими органами и должностными лицами, и тем самым вступала бы в прямое противоречие со статьями 15 (части 1 и 2) и 125 (часть 6) Конституции Российской Федерации и основанными на них статьями 6 и 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

2.3. В соответствии с пунктом 5.2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2017 года N 2-П предшествующие привлечению к уголовной ответственности по статье 212.1 УК Российской Федерации нарушения установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования могут подлежать уголовно-правовому учету лишь в случаях, когда они подтверждены вступившими в законную силу судебными актами о привлечении виновного лица к административной ответственности за их совершение. Квалификация же неоднократного нарушения установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия в качестве преступления, основанная на тех судебных актах о привлечении лица к административной ответственности за предусмотренные статьей 20.2 КоАП Российской Федерации административные правонарушения, которые на момент совершения им деяния, в связи с которым встает вопрос о привлечении его к уголовной ответственности по статье 212.1 УК Российской Федерации, не вступили в законную силу и не обладали свойствами res judicata, расходится с конституционным запретом уголовного преследования за действия (бездействие), не подпадающие в момент их совершения под признаки преступления, и не согласуется с презумпцией невиновности.

В то же время истечение срока, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию за совершение какого-либо из трех ранее совершенных им административных правонарушений, предусмотренных статьей 20.2 КоАП Российской Федерации, после совершения им нового нарушения установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия, ответственность за которое предусмотрена статьей 212.1 УК Российской Федерации, не может служить основанием прекращения уголовного дела, возбужденного в отношении соответствующего лица. В противном случае применение статьи 212.1 УК Российской Федерации было бы сопряжено с отступлением не только от правовых позиций, раскрывающих конституционно-правовой смысл ее положений, выявленный в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2017 года N 2-П, но и от вытекающих из статей 19 (части 1 и 2), 54 (часть 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации критериев правомерного использования средств уголовного принуждения, связанных применительно к составу предусмотренного ею преступления с обусловленностью общественной опасности деяния, наряду с причинением или реальной угрозой причинения вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, иным конституционно охраняемым ценностям, кумулятивным (накопительным) эффектом допущенных привлекаемым к уголовной ответственности лицом нарушений установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия, определяемым именно на момент его совершения.

2.4. Опираясь на правовую позицию, сформулированную в Постановлении от 21 декабря 2011 года N 30-П, Конституционный Суд Российской Федерации в пункте 5.4 мотивировочной части Постановления от 10 февраля 2017 года N 2-П заключил, что при применении статьи 212.1 УК Российской Федерации преюдициальность судебных актов о привлечении к административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных статьей 20.2 КоАП Российской Федерации, не может обладать неопровержимым характером, а потому предполагает необходимость проверки судом - на основе принципов состязательности и равноправия сторон (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации) - доказанности всех обстоятельств совершения уголовно наказуемого деяния в рамках уголовного судопроизводства.

Обеспечение защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения и осуждения за преступление, предусмотренное статьей 212.1 УК Российской Федерации, на основе принципов независимого, самостоятельного и справедливого отправления правосудия подразумевает, что фактические обстоятельства, установленные вступившими в законную силу судебными актами, принятыми по делам об административных правонарушениях, как таковые не предопределяют выводы о виновности лица, в отношении которого они были приняты, в совершении предусмотренного данной статьей преступления, которая должна устанавливаться судом в предусмотренных уголовно-процессуальным законом процедурах исходя из всей совокупности доказательств, включая не исследованные при рассмотрении дел об административных правонарушениях.

Соответственно, сторона защиты, в том числе используя помощь адвоката (статья 48, часть 2, Конституции Российской Федерации), вправе при рассмотрении судом уголовного дела, возбужденного по статье 212.1 УК Российской Федерации, выдвигать любые возражения относительно доказанности обвинения привлекаемого к уголовной ответственности лица в инкриминируемом ему преступлении, включая касающиеся совершенных этим лицом административных правонарушений, а на сторону обвинения возложена обязанность опровержения подобных возражений.

При этом исследование судом в рамках уголовного судопроизводства соответствующих доказательств не может быть направлено на переоценку (отмену, изменение) судебных решений, принятых при осуществлении производства по делам об административных правонарушениях, а должно отвечать целям установления наличия или отсутствия события преступления, виновности привлекаемого к уголовной ответственности лица в его совершении, а также других обстоятельств, указанных в статье 73 УПК Российской Федерации.

3. Таким образом, правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, раскрывающие конституционно-правовой смысл статьи 212.1 УК Российской Федерации, выявленный им в Постановлении от 10 февраля 2017 года N 2-П, не содержат какой-либо неясности, требующей дополнительного разъяснения Конституционным Судом Российской Федерации.

Из ходатайства Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации следует, что оно обусловлено, по сути, не отсутствием определенности в правовых позициях, сформулированных в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2017 года N 2-П, а некоторыми сомнениями, вызванными их правоприменительной трактовкой в судебных актах, принятых по делу К.А. Котова, оценка которой уже была дана Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 27 января 2020 года N 7-О.

Проверка же законности и обоснованности судебных решений по конкретному делу к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, определенным статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится. Она должна осуществляться вышестоящими судебными инстанциями в порядке уголовного судопроизводства, имеющего в соответствии с частью первой статьи 6 УПК Российской Федерации своим назначением как защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (пункт 1), так и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (пункт 2).

Исходя из изложенного и руководствуясь частью первой статьи 79 и статьей 83 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в удовлетворении ходатайства Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2017 года N 2-П.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному ходатайству окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

Конституционный суд утвердил закон об ОСАГО — Российская газета

А затем рассмотрели в открытом заседании ситуацию с правительственным постановлением под роковым номером 666, которое определяет порядок взыскания денежных средств с государства в пользу рядового гражданина после судебного решения.

Дело об автогражданке судьи слушали целых два дня - так много и горячо продолжали спорить об этом нововведении и заявители, и эксперты, и представители сторон, подписавших закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств". Аргументы заявителей при всем разнообразии неизменно сводились к следующему тезису.

Дополнительные платежи, как, в частности, указывалось в запросе депутатов Госдумы, "ухудшили положение граждан - владельцев транспортных средств". Или же, как полагали депутаты волгоградской облдумы, ОСАГО является "несоразмерным обременением для большинства граждан". Впрочем, все рассуждения о проблеме водителей неизменно разбивались об аргументы противной стороны в духе "вот врезался "Запорожец" в "Мерседес" и дальше что?" Поэтому оглашенное постановление КС оказалось необычно актуально, ведь для всех участников процесса (включая и самих судей) было очевидно, что существующую систему автогражданки нужно продолжать реформировать.

Самым довольным вчера неожиданно оказался представитель правительства в Конституционном суде Михаил Барщевский: "На июнь месяц давно было запланировано рассмотрение первых итогов деятельности по ОСАГО, слава богу, что решение КС состоялось до заседания, поэтому я думаю, что на заседании правительства материалы будут рассмотрены уже с учетом сегодняшнего решения. Весь мир живет с ОСАГО, и все довольны, и мне кажется, пройдет еще года два и никто не вспомнит, по поводу чего сегодня сыр-бор был". Он также подтвердил, что в рамках предложений по корректировке закона были предложения о введении страховки "выходного дня" (для дачников) и страховки "подснежник" (для тех, кто ставит машину в гараж на зиму).

В своем постановлении конституционные судьи не могли обойти вниманием и права потерпевших в ДТП, их число растет с каждым годом. Возможно, что этот эмоциональный аргумент оказался принципиальным, когда КС подтвердил конституционность нормы об обязательной страховке для всех автовладельцев. По мнению представителя Совета Федерации в КС Юрия Шарандина, "еще одним положительным моментом стало признание соответствующим Конституции факта принадлежности страховщиков к определенному профессиональному сообществу. С одной стороны, право гражданина выбрать подходящую себе компанию не ограничено, а с другой стороны, порождает субсидиарную ответственность - в случае трудностей у одной компании другие члены этого профессионального сообщества все равно смогут возместить убытки". Также судьи оставили за правительством "полномочия по установлению страховых тарифов", и, по мнению Барщевского, это принципиально важно, поскольку кабинет министров должен обладать правом "оперативного реагирования".

Но и пройти мимо вопиющих несуразностей судьи просто не смогли. Поэтому судьи жестко раскритиковали законодателя за то, что в законе не были закреплены "критерии определения условий договора обязательного страхования" (оставленные тем самым на усмотрение правительства РФ), и в результате была допущена "возможность произвольного толкования их объема и содержания, а значит - ограничения прав и свобод граждан актом правительства РФ". Именно эта "допущенная неопределенность", считают судьи, исказила смысл закона, задуманного для защиты прав потерпевших. Так что статья 5 была частично признана неконституционной, что, впрочем, не должно повлиять, говорится в постановлении, на нормативные акты правительства и уже заключенных договоров обязательного страхования. "Постановление КС оставило достаточный простор для дальнейшего правового регулирования: в части тарифов это компетенция правительства, а значит, и ответственность правительства, в части условий страхования возможно дальнейшее совершенствование", - считает Юрий Шарандин.


Смотрите также